Аресты в период эпидемии коронавируса .Адвокат по арестам в Москве .Избрание меры пресечения в виде ареста в Москве .

Вчера в сети интернет опубликовали материалы ,которые говорят .что несмотря на пандемию и угрозы российским заключенным суды ,в частности в Москве больше стали арестовывать людей .Адвокаты и правозащитники не раз обращались в властям с просьбой максимально освободить СИЗО и разгрузить тюрьмы ,но не нашли поддержки .Все дждали амнистии и решения Гос .Думы ,но там пока ничего не говорят об амнистия .Ситуация сложилась критическая и в это время руководитель ФСИН обратился к Председателю Верховного Суда .
Борьба с коронавирусом требует снижения нагрузки на СИЗО. Глава Федеральной службы исполнения наказаний Александр Калашников попросил Верховный суд не арестовывать людей за мелкие нарушения, сообщает РБК.
По данным ФСИН, среди лишенных свободы в марте 43% обвиняются по экономическим статьям, а также статьям легкой и средней тяжести. Из письма Калашникова следует, что в условиях пандемии этих подозреваемых спокойно можно было отправить под домашний арест или отпустить под подписку о невыезде.
Большинство столичных изоляторов находятся на карантине: сотрудники ФСИН работают вахтами по 14 дней без права покидать территорию.
— Заключенные не могут получить ни посылки, ни передачи. Письма обычные, которые почтой, тоже не доходят, потому что считается, что бумага является переносчиком вируса. На сегодняшний день мы вообще в принципе не понимаем, что происходит решеткой, поскольку члены ОНК пройти туда не могут с 31 марта. Так получилось, что все изоляторы на карантине, кроме одного — СИЗО № 7 в Капотне принимает заключенных по-прежнему. И за то время, которое мы все находимся в режиме самоизоляции, туда поступило порядка 300 заключенных. Большинство обвиняются в преступлениях: это либо наркотические статьи 228, либо это мошенники, совершенно не тяжкие статьи, там есть даже трое несовершеннолетних.
— Действительно сотрудники ФСИН сейчас перегружены?
— Вы знаете, они не то что перегружены, они перешли на казарменное положение. В каждом изоляторе есть определенная группа сотрудников, но они поделены на две части. Они заходят в изолятор на 14 суток, 14 суток одна группа не выходит, чтобы избежать максимально контактов этих людей со своими близкими, родственниками, походами в магазин, чтобы все это исключить. Одна группа сменяет другую, это тоже большая психологическая нагрузка на людей.
В конце марта Совет по правам человека призвал СК, Совет судей и ФСИН пересмотреть уже принятые меры пресечения и разгрузить переполненные СИЗО.
— Я считаю, во-первых, что нельзя терять предложение, на мой взгляд, разумное, которое обсуждалось с начала года в СПЧ в части проведения амнистии в честь 75-летия Победы. Но эти процессы должны быть параллельны. Один процесс должен затрагивать большую категорию людей в честь 75-летия, второй процесс по срочным мерам связан с изменением меры пресечения. Я считаю, что если не сейчас, то когда? И лучше сработать на упреждение. Что такое домашний арест, сейчас лица, принимающие решения, многие сразу почувствуют на себе в лайтовом режиме, я бы сказал, но тем не менее теперь лучше понимают, и мы уже имеем примеры изменения мер пресечения после введения карантинных мер. Уже неоднократно слышали, что изменили меру пресечения. Надеюсь, это станет новой тенденцией.
— Переведенные под домашний арест особой угрозы не представляют, потому что они сбежать никуда не могут, из города сложно выехать?
— Конечно. Ну куда? Границы закрыты. Мы понимаем, какая ситуация, кто там будет бегать и, самое главное, для чего? Сейчас будет дикая безработица, будет всплеск преступности совершенного другого плана, не экономического. Поэтому письмо Калашникова своевременное, я надеюсь, что на него будет объективный и взвешенный ответ со стороны председателя Верховного суда.
Накануне уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова проверила условия содержания в СИЗО «Бутырка». По ее словам, дважды в день в изоляторе проходит дезинфекция, а заключенным меряют температуру.
Пока в России выявлен только один случай заражения в СИЗО: скончалась сотрудница изолятора в республике Марий Эл, еще несколько ее коллег обратились в больницу. Сам изолятор закрыт на карантин. Случаев заражения среди заключенных пока не выявлено.

Я ,как адвокат уже начал ссылаться на обращение руководителя ФСИН и мне удалось добиться в одном Подмосковном суде ,чтобы моего подопечного ,которого даже искали оказался под домашним арестом .Приходите на консультацию и я вам объясню какие аргументы можно использовать при избрании меры пресечения.

адвокат для суда, права человека, правозащитники в Москве, правозащитники России, обращение в Совет по правам человека, Совет по правам человека, адвокат в Москве, Верховный суд, адвокат в россии, интернет адвокат


23.04.2020, 41 просмотр.

Все статьи

Добавить комментарий

Имя
E-mail
Телефон
Тема
Комментарий
Оценка
Показать другое число
Контрольное число*
Физическим лицам
Юридическим лицам
Метки статей